День любви: Пятнадцатое Ава — не относится к общепринятым еврейским праздникам

31 июля (дата для 2015 года) День любви — Ту бе-Ав (Пятнадцатое Ава) — не относится к общепринятым еврейским праздникам, скорее, как и День Святого Валентина у христиан, — это приятный повод поздравить любимого человека и предложить руку и сердце. Пятнадцатое Ава — день объединения еврейского народа.  6401. Празднование 15 Ава в древности. 15-е число месяца Ав помечено в еврейском календаре как праздничный день. Собственно, этой пометкой праздничные мероприятия и ограничиваются: никаких особых обычаев, ничего необыкновенного, обычный рабочий день, разве что молитва в синагогах несколько короче — из нее исключаются покаянные тексты. И это все. А ведь когда-то «…не было в Израиле праздника прекраснее 15 Ава. Еврейские девушки выходили в сады в белых платьях. В садах они водили хороводы, и всякий, кто искал себе невесту, шел туда». Праздник этот существовал с глубокой древности. Один из желаемых результатов встречи — веселая свадьба и счастливая жизнь. Закон того времени разрешал девушкам, владевшим недвижимостью, выходить замуж только за представителя своего колена, чтобы земля не переходила во владение другого колена, и чтобы не было анклавов одного колена внутри другого. Все это помогало сохранить этническую обособленность каждого колена, его обычаи и традиции, но одновременно не позволяло слиться народу Израиля в единое целое.
2. Межобщинные браки — путь к объединению колен в единый народ. Местом встречи колен в то время был Храм в Шило, куда собирались все колена Израиля на установленные Торой праздники. И даже общее прошлое не способно построить единый народ. Пятнадцатое Ава — праздник, не установленный Торой, возникший сам по себе, как веселье по поводу сбора винограда — именно он дал народу возможность объединиться. В этот день парни и девушки из разных колен Израиля могли познакомиться друг с другом. Все исторические события, связанные с днем 15 Ава, — это события, объединяющие народ Израиля.
3. 15 Ава — день исправления политических ошибок. В свое время благодаря традиции 15 Ава удалось также справиться с последствиями тяжелой гражданской войны, в которой все колена объединились против колена Биньямина, постановив, что за грехи биньямитян «имя их следует стереть из-под неба». Поставленную задачу колена, к сожалению, выполнили практически полностью: они уничтожили города Биньямина, всех девушек его забрали в плен и поклялись не выдавать своих дочерей за тех, кто выжил. Всё же, колена передумали, но, не желая прямо нарушить данную ими клятву, они вспомнили о празднике 15 Ава и послали остаткам Биньямина такое сообщение: «15 Ава, когда девушки выйдут на гуляния в виноградники Шило, приходите, крадите их и женитесь» (понятно, что в те годы в виноградники выходили только те девицы, которые хотели быть украденными). Другое историческое событие, связанное с 15 Ава, — это отмена пограничной стражи между двумя еврейскими государствами древности, Северным и Южным царствами. После распада царства Соломона первый царь Северного царства счёл необходимым установить на границе стражу с тем, чтобы евреи с Севера не ходили в праздники на Юг, в Иерусалимский Храм. Решение чисто политическое, принятое из желания предотвратить религиозное влияние Южного царства на подданных Северного, на практике вело к разделению народа. Но последующие цари Северного царства отменили это постановление, с тем, чтобы все могли пойти на праздники в Иерусалим, чтобы евреи оставались единым народом.
4. Там, где не может объединить опасность, может объединить любовь. Межобщинные браки — путь к объединению колен в единый народ вряд ли случайно то, что объединяющий праздник 15 Ава расположен в календаре сразу после дня траура по разрушенному Храму — дня, с которого началось изгнание и в который народ Израиля был вновь разбросан по разным концам света, вновь разделился на отдельные общины. Именно Девятое Ава привело к нынешней ситуации в Израиле, когда для взгляда извне народ представляется монолитным, но внутри страны про всякого израильтянина первое, что выясняется, — это его принадлежность к той или иной общине: марроканцев, русских, курдов и так далее. К этнографическим различиям добавляются политические лагеря, а к ним — размежевания религиозные. События последних десятилетий показали, что сегодня народ Израиля не способна объединить даже внешняя опасность. Но если даже опасность не объединяет, то может быть, сможет объединить любовь? Нет, не та, о которой охотно говорят политики, призывая любить всех и вся, а самая обычная любовь, когда парни и девушки из разных общин и разных политических лагерей встречаются, знакомятся, женятся и рожают детей. Сегодня это, пожалуй, единственная надежда на объединение разобщенного народа Израиля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.