Нацизм – друг толерантности

Для исследования индивидуальной психологии личности с 1950-х годов  применяются т.н. «репертуарные решётки» Джорджа Келли. Метод  основан он на гипотезе того, что каждый человек не является пассивным потребителем этого мира, а постоянно исследует его. Например, в вопросах, посвящённых сегодняшнему положению дел в Средней Азии, в российских публикациях в не самых авторитетных, но в более читаемых обычными избирателями, СМИ, используются слова «мы», «русскоязычные» и «чурки». Подразумевается следующий концепт: «мы» (я специально уточнял у некоторых одиозных авторов – они имеют ввиду Россию) спасаем «русскоязычных» (очень интересный термин) от «чурок», которые «понаехали тут и богам своим молятся».

Если кто-то пишет о том, что какое-либо чёткое мнение по вопросу не может существовать в принципе, что все мнения равноправны и каждое мнение имеет право на существование, что не существует ничего отрицательного, а это – только разновидность положительного, — значит перед вами т.н. «эпистомологический анархист», замечательное дитя философии XX века. Особенно часто подобного рода воззрения существуют в тех головах, в которые концепция «свой-чужой» не была заложена в силу исторических причин, а научное мышление – в силу физиологических.

А теперь что будет, если смешать вторую концепцию «толерантности» с первой концепцией «свой-чужой»? Совершенно замечательный и оголтелый нацизм. Ведь «свой-чужой» позволяет называть врагами абсолютно любых «их», а «свобода выражения мнений» — отбрыкиваться от любого ограничения общества на недопустимость антиобщественных идеологий. «Я считаю, что мы должны резать негров, и это моё равноправное мнение, равнозначное «вашему» о недопустимости национального притеснения», «Я хочу, чтобы американские войска дали нам свободу, и это моё мнение, независящее от «вашего» экономического анализа международного права», — примерно так вам скажут в ответ на справедливое возмущение услышанным или увиденным.

В-общем, сложилась парадоксальная ситуация: под видом соблюдения свободы слова давать слово тем, кто является категорическим противником этой самой свободы. После чего – удивляться, почему это он затем реализует именно то, о чём говорил. Но ничего сказать уже будет нельзя. Потому нельзя давать слова, а особенно – «равноправного слова» оголтелым нацистам, проповедникам насилия и прочих разрушающих общество элементов. В качестве объекта исследования они ещё ничего – исследуют же оспу, чуму, холеру и прочие смертельно опасные для человечества заболевания, но это ещё не значит, что больного бубонной чумой необходимо «для разнообразия» пускать в школы и детские сады. К слову, по российскому законодательству педофилам пожизненно запрещено работать в школах, и это ни у кого никаких сомнений не вызывает.

Пустите ли вы к себе за стол человека, который положит на него грязные ноги и будет орать на вас благим матом? Вряд ли. Но почему вы допускаете дискуссию «на равных» с теми, кто вас за равного не считает и не признаёт? Неужели это и есть то самое разнообразие мнений, которые вы неверно выучили в университетском курсе философии? В таким случае, ваша участь предрешена, ведь чума хороша только в огне, в детском саду она губительна. Толерантность хороша при обсуждении сортов чая или вариантов ремонта подъезда, когда вы говорите о целостности общества — ни о какой толерантности не может быть и речи. Почитайте заголовки в Федеральном списке экстремистских материалов и поймите, от чего именно необходимо защищать отечественные средства массовой информации – за последние несколько лет много тысяч наименований всяких нечистот были внесены в чёрный список и сейчас доступны лишь специалистам-исследователям.

Потому я писал, пишу и буду писать про недопустимость общения с нацистами как с субъектами – они и их идеология могут быть только объектами исследования, только тем жучком или паучком, ядовитые щупальца которого надо рассматривать под микроскопом в поисках смертоносного яда, которым он вас может ужалить. В строгом соответствии с Конституцией России, между прочим, строго запрещающей любые варианты человеконенавистнических идеологий. Нельзя давать трибуну врагу.
Елаев Алексей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.