В России два главных раввина


Как получилось, что в России два главных раввина?

Впервые о необходимости главного раввина советские евреи задумались во время Перестройки — тогда, на волне общего религиозного подъема, им был необходим человек, который бы представлял их интересы. Таким человеком стал Адольф Шаевич, на тот момент — раввин Московской Хоральной синагоги. После развала Советского Союза он возглавил Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР), а сам стал главным раввином России.

В 1999 году была создана альтернативная организация Федерация еврейских общин России (ФЕОР). Через год ее возглавил Берл Лазар, одновременно с этим также ставший главным раввином России.

Кто в итоге стал главным раввином России?
В этом вопросе организации к консенсусу не пришли, но и в открытое противостояние история не переросла.

В результате уже больше 20 лет в России 2 главных раввина.

Цимес

***

В принципе Главный раввин страны — относительно фиктивная должность, не имеющая в нашей традиции особого значения.

Иногда ряд общин или синагог — объединяются и выдвигают кого-то и называют его «Главным раввином».

Иногда, в странах, где религия не отделена от государства, в избрании на эту должность участвуют и государственные структуры.

Поэтому теоретически в одной стране могут быть и два и даже три Главных раввина.

Такое явление наблюдается во многих странах, образовавшихся после распада Советского Союза. Что, в сущности — еще и порождение неестественности религиозной жизни в этих государствах, когда большинство религиозных общин (но, разумеется, не все!) созданы приехавшими из других стран религиозными деятелями, в том числе — и раввинами.

Неестественность же, главным образом, состоит в том, что в общины объединяют людей, в основном не живущих по еврейским законам. Среди них — много и таких, которые только начинают приближаться к еврейской традиции (баалей тешува). То есть в целом общины в постсоветском пространстве представляют собой объединения (вроде клубов), в основе функционирования которых — различные интересы, зачастую не относящиеся к религии.

Раньше, в советские времена КГБ и его филиал под названием «Совет по делам религий при Совете министров СССР» осуществляли тотальное руководство и контроль над всеми видами деятельности (вплоть до мелочей) религиозных общин, занимаясь, в частности, и кадровыми назначениями.

Сегодня в России ситуация — изменилась. Однако сохранилась некая инерция вмешательства государственных структур в религиозную жизнь. Ныне в России нет «Совета по делам религий», и, вместо него, создана другая организация — «Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации». И хотя этот Совет, сам по себе — консультационный орган, не обладающий административными функциями, тем не менее, «в воздухе витает», как говорится, некая преемственная связь нового Совета с тем, что был в прошлом, при Советской власти.

Отсюда и стремление иметь Главного раввина, который должен быть членом «Совета по взаимодействию с религиозными объединениями» и действовать во имя интересов выдвинувшей его организации. А иногда — и поднимать вопросы, касающиеся и других евреев, граждан данной страны.

В России вот уже более 20-ти лет сосуществуют два объединения еврейских религиозных общин. И каждая считает своего Главного раввина — Главным раввином России.

Одна из них выросла на базе функционировавшей еще при Советской власти московской религиозной общины. И в том виде, в котором она осуществляет свою деятельность сегодня, ее в основном можно отнести к обще-ортодоксальному течению иудаизма.

Вторая — создана движением Хабад в начале 1990-х годов, и, как очевидно, главным образом принадлежит этому движению.

Элиягу Эссас

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *