Кто мог простить – мертвы

75 лет назад — массовое убийство в Пальмникене… 30 — 31 января 1945 г.

80 лет назад, в ноябре 1939 года, в 30 км к западу от Данцига (Гданьск) в лесу начались первые систематические расстрелы людей с немецкими фамилиями.(1)

Вряд ли кто-нибудь мог подумать, что только пять лет спустя, в 90 км к востоку от Данцига, массовым убийством еврейских девушек и женщин, это кольцо сомкнется. Только Гданьский залив отделил два места убийств в 1939 и 1945 годах.

Предистория

С разгромом группы армий «Центр» в июле 1944 года наступление Красной Армии ускорилось. В октябре советские войска впервые достигли самой восточной части Восточной Пруссии (Неммерсдорф — Маяковское).

Руководство национал-социалистов было вынуждено подумать о переносе концентрационного лагеря Штуттхоф (Штутово, Польша). В качестве первой меры, в основном молодые еврейские девушки и женщины из Венгрии и Польши были «распределены» по территориям аэродромов в Хайлигенбайль (Мамоново), Йесау (пос. Южный, Багратионовский район) и Зеераппен (Люблино). Здесь на взлетно-посадочных полосах и летных полях ими выполнялась самая тяжелая физическая работа. По мере того, как ситуация для нацистского режима становилась все более безнадежной, в декабре с этих и других аэродромов — сначала в Кёнигсберг, а затем из Кёнигсберга, — с середины до конца января — начались «марши смерти». Руководство нацистов и его подразделений охватила паника. Что делать с подневольными еврейскими работницами? Некоторые из них примерно 26 января 1945 г. были направлены по маршруту расстоянием более 50 км из Кёнигсберга в северо-восточном направлении в Пальмникен (Янтарный) на побережье Балтийского моря.

Им сказали, что там их погрузят на суда и отвезут в Гамбург. Из Кёнигсберга было угнано около 5000 человек. В Пальмникен прибыло всего около 3000…

Впервые в Пальмникене

Благодаря общению с российскими радиолюбителями, уже летом 1992 г. автор вместе с другом смог посетить ранее строго охраняемую приграничную территорию Калининградской области. В «лихие» годы правления Ельцина нам даже удалось получить гостевую радиолюбительскую лицензию. Так как нас интересовало не только радиолюбительство, мы совершали различные поездки по территории области. Впечатление 1992 года: совершенно пустые и необработанные земли с немногочисленными кварталами вновь построенных блочных домов — даже в сельской местности! Улицы остались в том состоянии, в котором они были в 1945 году и без следов улучшений с тех времен. Ямы на дорогах глубиной 30 см были обычным явлением. Для российских военных грузовиков они не были проблемой. Для западноевропейских легковых автомобилей, однако, они стали серьезным испытанием. Только бывшие приморские курорты, такие как Кранц (Зеленоградск) и Раушен (Светлогорск), произвели достаточно приемлемое впечатление. Все остальные места выглядели как в 1945 году после завоевания Красной Армией. Руины деревенских церквей во многих селах выглядели мрачно.

Руины большого дома в Пальмникене, прямо напротив церкви, зияли пустыми оконными проемами. Позже выяснилось, что мы стоим перед развалинами бывшей гостиницы, расположенной вблизи замка.

Тогда ни мы, двое немцев, ни наши русские друзья ничего не знали о событиях, произошедших здесь в конце января 1945 года.

Начинается Марш Смерти

В ночь с 28 на 29 января 1945 г. произошло нечто немыслимое: около 5000 голодных девушек и женщин, легко одетых, вывели на 20-градусный мороз и без еды и питья, в течение трех дней и трех ночей гнали по дороге из Кёнигсберга через Куменен (Кумачево) в Пальмникен. Любой, кто падал и не мог двигаться дальше, был без промедления расстрелян эсэсовцами и оставлен на обочине дороги. 2000 погибших по дороге в 50 километров. Трудно представить, — дорога была усеяна трупами через каждые 20 м!

Дорога на Кумачево – Янтарный, 1992 г.

Осталось, по крайней мере, несколько очевидцев событий этих дней из числа тех немногих выживших, которые представили свидетельства израильским властям в 1964-1965 годах.

Расследование было возбуждено, в частности, прокуратурой города Люнебурга. В ФРГ о массовом убийстве стало известно лишь из сообщений тогдашнего 16-летнего члена «Гитлерюгенда» Мартина Бергау из Пальмникена. (2)     Как видно, потребовалось более 40 лет, чтобы появилась возможность сообщить об этих событиях. После первой публикации он получил еще большее количество сообщений об этих событиях. Однако его также называли «отщепенцем»…

Мартин Бергау, 2013 г.

«Нет повторению трагедии Хатыни»,

так сказал руководитель фольксштурма (отрядов народного ополчения) в Пальмникене Ханс Фейерабенд, офицер запаса Первой Мировой войны. Он договорился с директором предприятия «Бернштейнверк» Ландманном, что этим бедным людям должна быть оказана помощь. Люди были размещены в огромном бывшем цехе фабрики, и каждому дали по три картофелины. Также в последующие дни их снабжали продуктами питания жители Пальмникена.

Командование СС настаивало на том, чтобы еврейские подневольные рабочие были замурованы в старом шахтном стволе и оставлены умирать от голода. После того, как это предложение встретило решительное сопротивление со стороны Фейерабенда и Ландманна, командование СС сначала было озадачено. Очевидно, после переговоров командования вермахта и СС, Ханс Фейерабенд и 100 человек из его ополчения были вызваны в Куменен, расположенный в 22 км от Пальмникена.

Ожидался прорыв советских войск. Когда Фейерабенд прибыл туда со своим отрядом, ни о каких требованиях вызова не было известно. На фронте также было тихо. Ханс Фейербенд понял, что его заманили в ловушку. В ту самую ночь он застрелился. Таким образом, «дорога» для СС была открыта.

Накануне вечером 30 января 1945 г. пассажирское судно «Вильгельм Густлофф» покинуло Готенхафен (Гдыня) и с почти 10000 человек направилось на запад, а в Пальмникене оставшихся девушек и молодых женщин в количестве 3000, из первоначальных 5000, вывели из их ночлега. В колонне по пять человек их погнали на пляж. Немногим из них удалось бежать, лишь некоторых подобрали местные жители. (3)

Большое количество людей согнали по наклонной дороге на пляж к кромке льда и расстреливали в упор. Чудесным образом несколько человек выжили в том аду и через некоторое время смогли спастись из ледяной воды и укрыться в домах местных жителей на побережье.

Мы до сих пор не знаем, что здесь произошло в январе 1945 года; если бы мы знали, то, конечно, не были бы настолько беспристрастны.

Когда около 3 часов ночи убийство было завершено, судьба «Вильгельма Густлоффа» также была бесповоротно решена. После попадания торпеды судно относительно быстро затонуло в Балтийском море к северу от Штольпа (Слупск). В катастрофе из 10000 человек выжили только около 2000.

В спасении немногих оставшихся в живых еврейских женщин в Пальмникене особо следует выделить двух женщин — фрау Хардер и фрау Пулвер, которые, несмотря на угрозу быть застреленными эсэсовцами, были достаточно отважны, чтобы принять этих еврейских девушек. Из советских архивов известна одна фотография. Она сделана советским фотографом во время траурной церемонии Красной Армии 23 мая 1945 г.

Отважная Берта Пульвер с Дорой Хауптманн, которую она спасла.

На траурной церемонии Дора Хауптманн, уроженка Западной Украины, сказала: «Из 1000 немцев, по ее словам, наверняка найдется лишь горстка, которая была бы такой же отважной, как их спасительница».

Только благодаря большой самоотверженности Мартина Бергау и многих других удалось воздвигнуть мемориал жертвам Марша Смерти 1945 года спустя почти 70 лет после массового убийства.

Кто мог простить – мертвы, но живые не забудут.

Одной из немногих выживших является Мария Блиц, урожденная Зальц, родившаяся в Кракове в 1918 году. Она уже давала интервью во Флориде в 2007 году в замечательном документальном фильме: «С тех пор я не люблю дождь и холод».

Путь к мемориалу обозначен знаками и спускается по длинной, наклонной тропинке к пляжу.

Автор статьи перед монументом, созданным Франком Майслером. Сентябрь 2018 г.

Лишь 30.1.1999г. областной администрацией на мемориале было проведено первое официальное мероприятие.

Пальмникен (Янтарный) и окрестности (фрагмент карты, Берлин, 2014 г.)
Мемориал находится к северу от Кракстепелен.

Если бы»заговор генералов» 20 июля 1944г. увенчался успехом, то, вероятно, не было бы ни «Густлоффа», ни Пальмникена, ни Дрездена.

Автор: Рольф Нифинд (Rolf Niefind)
Перевод: Виктор Логинов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *