Ни одной западной стране не удалось интегрировать мусульман

Профессор Рууд Купманс: «Ни одной западной стране не удалось интегрировать мусульман»

 
Голландский профессор социологии Рууд Купманс занимается интеграцией более 20 лет и не может назвать ни одной западной страны, которая сумела бы интегрировать мусульман. Мусульманские страны живут хуже, чем остальной мир, и мусульманам труднее интегрироваться, чем любой другой группе. Корень проблемы должен быть найден в исламе, пишет исследователь миграции Рууд Купманс в новой книге.
 

«Любой, кто серьезно относится к фактам и данным, видит, что нельзя отрицать, что мусульмане гораздо хуже интегрируются, чем другие иммигрантские группы». Нет сомнений в том, что в большинстве других групп иммигрантов мы наблюдаем большой прогресс от одного поколения к следующему. Хотя это не совсем отсутствует у мусульман, изменения происходят намного медленнее», 

— сказал Купманс сайту Berlingske (2).
 

Когда Кеннет Кристенсен Берт из Датской народной партии во время дебатов в Фолькетинге заявил, что невозможно объединить мусульман, его сразу же обвинили в расистских заявлениях. И все же он сказал правду (2).

 
Есть ли страна в Западной Европе, где интеграция мусульманских иммигрантов была бы успешной?
 
Есть ли блестящие примеры и прекрасные рассказы, которые дают нам основание надеяться на спокойную интеграцию большой мусульманской группы?
 
«Нет», — говорит Рууд Купманс, который более 20 лет занимается интеграцией и ассимиляцией среди европейских мусульман. Он только что опубликовал книгу о кризисе исламского мира «Ветхий дом ислама» (ссылка ниже).
 
Основываясь на своем 20-летнем исследовании интеграции и ассимиляции, профессор социологии Рууд Купманс пришел к выводу, что мусульманам труднее интегрироваться, чем другим группам мигрантов, и что ни одна западная страна не смогла успешно интегрировать мусульман.
 
По словам профессора, около 65% турецких и марокканских мусульман в шести европейских странах считают религиозные правила более важными, чем светские законы страны, в которой они живут.
 
Мусульмане видят себя отличными от других немусульманских групп и воздерживаются от любого широкомасштабного взаимодействия с не мусульманами.
 
Фундаменталистское толкование Корана, преобладающее среди мусульман, не позволяет им интегрироваться в западные страны. А поскольку до 50% европейских мусульман придерживаются фундаменталистских убеждений, интеграция не осуществляется. Напротив, доля фундаменталистов среди христиан намного ниже, менее 4%, согласно данным Koopmans.
 

«Я вижу, что исламский мир отстает от остального мира в области демократии, прав человека, политического и экономического развития», 

— сказал Купманс сайту Berlingske, объясняя такую ситуацию консервативными взглядами на роль женщин, низкие инвестиции в образование детей и интеграционную пропаганду.
 

«Основная проблема заключается в знании, сколько мусульман, а в глобальном масштабе, сколько мусульманских стран толкуют ислам таким образом, что он, по сути, утверждает, что Коран и Сунна должны восприниматься буквально, и что то, как Пророк жил в 7 веке, должно быть критерием того, как мусульмане живут в 21 веке.

Такая форма ислама — это, во-первых, угроза миру во всем мире. Во-вторых, это мешает интеграции», 

— приходит к выводу Купманс.

Кто этот храбрый нетипичный учитель?

Согласно Википедии (3), Рууд Купманс учился в Университете Вагенингена и политологии в Университете Амстердама, где в 1992 году защитил диссертацию по демократии снизу, новым социальным движениям и политической системе в Западной Германии.
 
  • С 1994 по 2004 год он работал в Wissenschaftszentrum Berlin für Sozialforschung (WZB).
  • С 2003 по 2010 год он был профессором социологии в Университете Врие в Амстердаме.
  • С 2007 года он возглавляет департамент миграции, интеграции и транснационализации WZB в Берлине.
  • В 2013 году он был профессором социологии и миграции в Институте социальных наук Университета им. Гумбольдта и назвал политику Ангелы Меркель в отношении беженцев «абсолютным провалом».
  • В июне 2017 года вышла его книга «Ассимиляция или мультикультурализм? Условия успешной интеграции «(LIT-Verlag), предоставляющая обзор результатов его исследования на немецком языке. Он также опубликовал статьи о социальных движениях, правом экстремизме и европейской интеграции в дополнение к миграции и интеграции. Он является одним из наиболее цитируемых европейских социологов на немецком и голландском языках.

Политическое измерение ислама

 
На мой взгляд, в анализе хорошего и смелого учителя отсутствует существенный элемент: намерение. Возможно, я ошибаюсь, но я чувствую, что концепция намерения сильно присутствует в моем политическом мышлении, а не в анализе, с которым я сталкиваюсь. Также, профессор рассматривает интеграцию только в ее социальном измерении, а не в политическом. Он не задает себе вопрос: «Что они здесь делают? Почему мусульмане расширили свое присутствие по всей Европе?»
 
Если, как он говорит, и мы замечаем, что многие мусульмане толкуют Коран буквально, то центральное послание ислама состоит в том, чтобы колонизировать мир, чтобы создать Халифат, чтобы ислам господствовал на земле. Я не вижу другого мотива для того, что мне видится издалека как продолжающееся вторжение, и я отмечаю, что запрет, введенный вообще и жестко подавленный, чтобы об этом говорить, дает указание на то, что это тревожная ситуация.
 
Если бы массовая иммиграция была экономической, мусульмане мигрировали бы в богатые страны Персидского залива, где поощрялось бы их желание оставаться близкими к своей культуре и религиозным традициям.
 
А что мы видим? Они не мигрируют в страны Персидского залива, даже когда они сунниты, находятся в опасности и бегут из соседних стран. Они предпочитают риск опасного и дорогостоящего перехода по Средиземному морю. Это совсем не логично. А послушать активистов, уроженцев Республики, то мусульмане подвергаются притеснениям, террору, насилию, они жертвы исламофобии и дискриминации. Почему же тогда они выбирают эту жалкую судьбу?
 
Еще более нелогично, что странам Персидского залива приходится ввозить миллионы иностранных рабочих для создания инфраструктуры страны. Почему они не обращаются к алжирцам, марокканцам и тунисцам, которые хотят покинуть страну для лучшего будущего, или к ливийцам, иракцам, йеменцам и сирийцам, спасающимся от войны?
 
Это создает множество аномалий и несоответствий, если, конечно, не взглянуть на эту иммиграцию с точки зрения обязательств, содержащихся в Коране. Тогда все вдруг становится более логичным.
 
Для меня, отрицание вторжения — это пропаганда, страх или добровольная слепота. Но опять же, может, я не прав. Шепните словечко, чтобы сказать, что вы думаете.
Перевод: Miriam Argaman
Опубликовано в блоге «Трансляриум«

Одна мысль про “Ни одной западной стране не удалось интегрировать мусульман”

  1. Современные спецы по интеграции по умолчанию «забывают», что как только группа мусульман становится обширной, они начинают навязывать свои больные правила жизни. Но мир сейчас или извращен или слишком глуп в массе, и не желает воспринимать угрозу наплыва отсталой, агрессивной, взращенной в ненависти к ценностям цивилизации, массе дикарей. А ведь так и пала Великая Римская империя под натиском варваров, превративших ее в руины…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *