Социологи предрекают «взрыв антисемитизма». Что будет в России

Паломники-хасиды, прибывшие в город Умань на празднование Нового года Рош ха-Шана, во время молитвы

Надел кипу — жди беды

Французский Страсбург на минувшей неделе пережил еще одно нападение. В пригороде осквернили 37 еврейских могил, оставив нацистскую символику. Вандалов, несмотря на обещания властей, до сих пор не нашли.
«Когда оскверняется место памяти, оскверняется вся республика», — министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер ограничился лишь этим обтекаемым заявлением.
 
Оскверненные надгробия на еврейском кладбище в Эрлисайме, недалеко от города Страсбург во Франции
Нападение на кладбище обострило и без того тревожную обстановку в городе. А вот в каких-то сорока минутах езды от Страсбурга, в немецком Баден-Бадене, на удивление спокойно.
В Баден-Баден раввин переехал из Берлина, где находится один из самых известных в мире памятников жертвам холокоста.
Город Баден-Баден
«Я жил в районе, населенном в основном турками и выходцами из арабских стран. И там, конечно, если человек идет в кипе либо по каким-то еще признакам видно, что он еврей, он точно услышит антисемитский комментарий. И так уже несколько лет», — говорит он.
 

Тревожные данные

Раввин не одинок в своих опасениях. Согласно опубликованным на днях результатам опроса, проведенного Агентством ЕС по основным правам (FRA) по заказу Еврокомиссии (высший орган исполнительной власти ЕС), почти 30 процентов проживающих в ЕС евреев подвергались за последний год преследованиям. А 85 процентов считают антисемитизм «самой большой социальной или политической проблемой в своей стране».
Это крупнейшее исследование за всю историю подобного мониторинга в Европе. Опрос провели в диаспорах 12 стран, где проживают 96 процентов всех евреев Евросоюза, — Австрии, Бельгии, Дании, Франции, Германии, Венгрии, Италии, Голландии, Польши, Испании, Швеции и Великобритании.
 
«Итоги неутешительны, но ожидаемы, поскольку за последние годы европейская еврейская община пережила много страшных событий, которые не могли не сказаться на чувстве защищенности евреев. Причем дело тут не только в физической угрозе, исходящей от экстремистов, но и политической ситуации и усилении активности радикальных правых партий», — прокомментировал РИА Новости результаты опроса глава Совета раввинов Европы Пинхас Гольдшмидт.
 

Бегство поневоле

В начале декабря одна из самых известных и популярных праворадикальных партий «Альтернатива для Германии» (AfD) попыталась подправить свою репутацию. Заместитель главы AfD Георг Паздерски заявил, что радикальную повестку продвигают в массы люди, не имеющие отношения к организации.
Но ему никто не поверил. Партии не могут простить ее участие в августовских беспорядках в Хемнице на востоке Германии, вызванныхубийством горожанина мигрантами из Сирии и Ирака.
Полиция во время акции протеста в Хемнице, Германия. 27 августа 2018
Да и вообще на организуемых AfD акциях громко звучат антисемитские лозунги. Рост влияния «Альтернативы для Германии» (сейчас это третья политическая сила и главная оппозиционная партия в стране), а также нерешенные проблемы с мигрантами вынуждают, согласно опросу FRA, 44 процента евреев ФРГ (из 120 тысяч) задуматься об отъезде.
«Думаю, единственное место, куда можно поехать, — Израиль. Там тоже небезопасно, но вокруг, как говорится, все свои. Других вариантов не рассматриваем», — поясняет раввин Зеев Рубинс. У него, к слову, жена и двое детей.
 

«Власти не справились с угрозой»

Судя по всему, еврейская община осталась одна перед угрозой как со стороны праворадикалов, так и со стороны исламистов. Сами евреи не верят, что власти их спасут.
 
«Большинство респондентов (70 процентов) из 12 участвовавших в исследовании стран считают, что их правительства недостаточно эффективно борются с антисемитизмом», — подчеркивают специалисты FRA.
 
Надеяться можно только на себя. Так, по данным Совета раввинов Европы, за последние годы расходы еврейских общин на безопасность выросли более чем на четверть.
 
«Например, в Цюрихе община в семь тысяч верующих. И там тридцать человек работают круглые сутки для обеспечения безопасности. А государство при этом говорит общине: вы, евреи, достаточно богатые, поэтому решайте сами вопросы собственной безопасности. Мы считаем, что это неправильно», — отмечал раввин Гольдшмидт в интервью РИА Новости.
Раввин Пинхас Гольдшмидт

Причины атак на евреев

Аналогичное исследование проводили в этом году и в России. Евреям задавали точно такие же вопросы.
 
«По мнению большинства опрошенных, влияние антисемитски настроенных групп в последние годы было незначительным. Среди опрошенных российских евреев страх оказаться объектом агрессивного антисемитизма выражен сегодня достаточно слабо, только девять процентов респондентов отмечают такие опасения по отношению к самим себе. Факты прямых насильственных проявлений антисемитизма — случаев осквернения еврейских кладбищ, вандализма в отношении культурных и религиозных объектов, проявления агрессии по отношению к евреям на улице и в других публичных местах, антисемитских граффити — были отмечены пятью-девятью процентами опрошенных», — говорится в исследовании «Левада-центра», проведенном по заказу Российского еврейского конгресса (РЕК).
 
«Думаю, осложнение ситуации в Европе связано с демографическими изменениями. За последние несколько десятилетий там в разы увеличилось число выходцев из ближневосточных стран. И антисемитизм там исходит прежде всего от них», — полагает президент РЕК Юрий Каннер.
Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер
Уровень антисемитизма в России, по его словам, один из самых низких в Европе. Однако отечественные социологи зафиксировали тревожный тренд: за последние 25 лет существенно уменьшилось число россиян, которые резко осуждают любые формы проявления антисемитизма и ксенофобии. Впрочем, паниковать нет причин.
«Если на государственном уровне тренд на борьбу с антисемитизмом сохранится и не будет серьезных демографических и политических изменений, я не думаю, что возможно усиление антисемитизма. Хотя не исключено, что антисемитская карта и будет разыгрываться какими-то политическими группировками, как это было в конце 80-х — начале 90-х годов», — заключает Каннер.
                                                                           Антон Скрипунов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *