Ты, урод, выйди и сделай что-нибудь…

Владимир Кацман: «Ты, урод, выйди и сделай что-нибудь для этого города!»
Владимир Кацман: «Ты, урод, выйди и сделай что-нибудь для этого города!»

«Ещё есть категория вот этих уродов блогеров, которые ничего в жизни не делают, кроме как, хаять.»

В среду, 25 июля 2018 года, гостем специального мероприятия Калининградской торгово-промышленной палаты (КТПП) «Вечер с акулами бизнеса» был Владимир Кацман.

Известный калининградский предприниматель был в отличном настроении, постоянно шутил, а в конце подиум-дискуссии попросил расслабиться ведущего мероприятия.

Вопросы самому гостю из зала задавать было нельзя, хотя некоторые задавали, но можно было направить их через SMS на специальный номер. Правда, не все вопросы для «акулы бизнеса» были озвучены.

Владимир Кацман поначалу подверг строгой критике само название мероприятия, отказавшись считать себя «акулой». Но организаторы смогли убедить его в том, что название — не проблема. Он согласился, но пояснил своё видение про «акул»: «Я не знаю, какое название должно быть, но по-моему это очевидно, что бизнес, если он эффективен, это такая субстанция, он ищет максимально лайтовые пути. Как некоторые называют: тихие заводи, голубые лагуны, минимум конкуренции. Это только кажется: акула такая, прорывающаяся среди таких же как он. И даже если можно было бы сослаться на 90-е, да никогда у нас не было никаких инцидентов, чтобы мы вели себя как акулы, пожирающие кого-то что-то и ломившиеся напролом».

Бизнес-портфель Владимира Кацмана

Предприниматель признался, что расстался со всеми акциями и долями в группе «Виктория», оставшись в совете директоров «Дикси», которая и купила «Викторию».

Перечислить все свои бизнесы Владимир Леонидович затруднился: «Всё сложнее и сложнее получается это сделать».

«Я спящий акционер, хотя какой спящий?! Я — председатель Совета директоров группы компаний «Продукты питания». Стефан Влахович — мой старший партнёр. Соответственно, он — президент, я — председатель Совета директоров. Мы вот сейчас договорились сделать рабочим совет директоров, но это уже из области корпоративного управления», — несколько сумбурно рассказывал он о своих предпринимательских активах.

Почему остался в Совете директоров «Виктории»?

«Здесь в Калининграде… Я очень люблю этот город. Но с точки зрения бизнеса, конечно, это не сравнить с тем уровнем общения, который я получаю на Совете директоров «Дикси», я уж не говорю там про основных мажоритариев».

Владимир Кацман рассказал о совладельце «Дикси» Игоре Кесаеве: «Игорь Альбертович ещё владеет заводом имени Дегтярёва, делает автоматы или там пулемёты, или пушки, то есть работает на военно-промышленный комплекс, там шахты или чего там».

Но с высот большого бизнеса предприниматель вернулся к теме общепита: «Есть ресторанчики, есть новый проект «Пиано бар», в который мы вас всех приглашаем».

«Портфель есть определённый. Сложно управлять этим всем. Хотя это примерно одно и то же. Это — услуги», — поведал было Владимир Кацман, чтобы пуститься в рассуждении о приятеле, у которого есть ветряные генераторы на Украине, который строит торговый центр на 300 тысяч квадратных метров в Панаме, владеет авиакомпанией в Латвии и открыл в Риге ресторан. «Вот как можно управлять всем этим?! — задался вопросом Владимир Кацман, чтобы тут же ответить на другой вопрос, о том как он справляется со всем управлением: — Я вообще ничем не управляю. Я управляю тремя людьми. Правда, как говорят в армии, если можешь управлять тремя людьми, можешь командовать и полком. Но в принципе, это люди, и ещё раз люди».

Секрет успеха

В предыдущей встрече с «акулами бизнеса» в КТПП допрашивали Николая Власенко, компаньона Владимира Кацмана. В чём секрет успеха?

«Всё произошло благодаря удаче. Я не жеманничаю. Но, наверное, есть какие-то потусторонние силы. Чего там говорить. Наверное, Б-г, который помогает идти по жизни. Что для этого надо делать каждому, не мне рассказывать. Это написано в великих книгах, — рассуждал Владимир Кацман. — Видимо, везение. Что-то помогло. Никто не думал и не планировал: сегодня мы откроем кафе, завтра мы откроем магазин «Кэш энд Кэрри», потом начнём заниматься сетью супермаркетов и так далее, а потом всё это продадим».

Неожиданно появился вопрос о бурных 90-х годах. Кто-то спросил (видимо, через SMS), с кем бы предприниматель хотел вернуться — телепортироваться — в те времена?

«Никого и никуда я не хотел бы перемещать. Мы уже пошли обратным путём. Не мы будем телепортироваться в те годы, а те годы будут телепортироваться к нам», — со смехом заметил Владимир Кацман.

Какие принципы организации бизнеса недопустимо нарушать?

«Да нет таких принципов», — ответил Кацман и привёл в пример Сальвадора Дали, который «прежде чем нарисовать чернилами кальмара нагой портрет Бетховена, с десяток лет был иконописцем».

«На самом деле, нужно получить классическое образование бизнесмена, если вы хотите научиться бизнесу», — заключил Владимир Кацман.

Какой бизнес считать успешным? Чистая прибыль — единственный показатель. «Прибыль или есть или её нет».

Бизнес с друзьями?

«С друзьями нужно встречаться за праздничным столом. И с родственниками тоже. Конечно, есть варианты. Что во главу угла в бизнесе ставить? Если ты берёшь на работу своего родственника или друга, ты должен быть готов с ним распрощаться, невзирая на родственные связи. Да лучше я пойду выпью с друзьями. Это большая ответственность: ты берёшь на работу каких-то друзей, которые на тебя надеются. А потом что с ними делать?»

А вот партнёры по бизнесу вполне могут стать друзьями. Владимир Кацман рассказал о встрече с Николаем Власенко, Александром Зарибко, с которым его теперь связывают, конечно, уже не столько бизнес, сколько дружеские отношения.

«Мы по 8 — 12 часов на работе, а потом ещё вечером куда пойти, или, если в командировке, то вообще куда пойти… А потом ещё в командировках «Володя, Володя ты сильно храпишь, повернись!» Мы полностью всегда были вместе», — эмоционально вспоминал Владимир Кацман. Автора цитаты о его храпе он называть не стал.

«Это иногда было очень противно, раздражало, потому что у каждого должна быть своя личная жизнь», — всё же добавил он ложку дёгтя в бочку мёда.

При этом он заметил, что несмотря на подчас бурные выходные («в гулянках и пьянках») в их бизнес-связях действовало правило: «В понедельник мы приходили на работу как ни в чём ни бывало. Сегодня на работе, и будь добр, выполняй свои функции. Дружба — это такая субстанция. Она в бизнесе не должна быть во главе угла».

Встреча в КТПП.jpg

Почему продали «Викторию»?

Основная цель — извлечение прибыли. А вторая цель — продажа бизнеса.

«Когда ты каждый день стремишься продать то, что ты создал, ты стараешься априори сделать это правильно». Как продать правильно?

Владимир Леонидович посмотрел в зал и увидел там… журналистов. «Они могут потом так преподнести…» В общем, фамилия предпринимателя в Калининградской области, который купил 40-метровую яхту у хозяина группы Ferrari, в зале так и не прозвучала. Смысл истории был в том, что яхта имела одну ценность, когда в ней была только одна мастер-каюта, и другую ценность — гораздо ниже — когда в ней две мастер-каюты. Наш предприниматель сумел купить как раз по более низкой цене.

А вот «Викторию» Владимир Кацман и компаньоны продали, по его словам, как раз по рыночной цене: «Тот бизнес, который мы продали, это пример того, что он был востребован на рынке и стоил серьёзных коврижек. К нам не было вопросов».

Почему теперь бизнес в сфере общепита?

Никакого потенциала не было. Был низкий входной барьер. «Не хотелось идти в жёсткие волны конкуренции, с акулами, кашалотами. Любой здесь присутствующий может вложить деньги и открыть кафе. Я пошёл и вложил».

Бизнес в общепите — это нюансы. «Всё на нюансах. Это сложный бизнес с точки зрения его мультиплицирования».

И в этот момент волны памяти снесли Владимира Кацмана обратно к «Виктории». Он рассказал о том, что сначала они хотели идти с экспансией в Санкт-Петербург, но потом всё же решили открывать магазины в Москве. Это оказалось правильным бизнес-решением.

Работа на износ?

«Мы все были трудоголики, — ответил Владимир Кацман. — Особенно, Зарибко. У него там уже своя компания «Алми», он строит супермаркеты. Он до сих пор рисует все магазины сам. Я человек интуитивный, мне надо рукой пощупать. Я ему: Саша, ты бы хоть съездил на место, посмотрел бы на этот магазин. Нет, он сидит, у него в одной руке кружка кофе, здесь у него сигарета, за ухом — карандаш и линейка. Вот он закурил, попил. Вот здесь будет стоять холодильник такой, здесь вот так. Каждый магазин, представьте! У него порядка 150 или 300 магазинов в Белоруссии и Подмосковье. Вот это работа. Он и уходил позже всех и приходил раньше всех».

«И Николай тоже трудоголик. Все мы вместе трудились на благо. Не надо, конечно, на износ. Но землю никто не ел», — заключил Владимир Кацман, рассказав, что удавалось и поспать, и поесть, и попить, и потанцевать.

Рынок общепита в Калининграде

«Самое оптимальное — работать во всех сегментах. Рынок хреновый. Ресторанов много, выручки, за исключением нескольких участников рынка, маленькие. Прибыль ещё меньше. Когда приезжают иногородние, они всегда удивляются: как вы можете выживать во всём этом. А клиентам — чем дешевле, чем лучше. Так устроено это хозяйство.

Рестораны открываются каждый день. Раз в неделю точно какая-то точка. Многие закрываются бесславно. Многие делают на каких-то нерыночных условиях — прихоть хозяина: делаю прибыль на янтаре, скажем, оружии, наркотиках (шутка!). Но мне нужно место: я не люблю сидеть в офисе, я буду сидеть у себя в ресторане, встречаться с коллегами, друзьями, пацанами, как говорится. И этот ресторан, при том, что он каждый месяц докладывает в экономику ресторана, он будет существовать».

Что страшнее для рестораторов?

«Я, наверное, признаюсь, что не занимаюсь операционным ресторанным бизнесом. Хотя это очень плохо. Хотя вспышки памяти есть. Я иду, делаю свои три копейки. Сейчас в два часа приехал домой, жрать нечего, попросил сделать мне пиццу из ресторана «Вилла Ченто». Мне привезли пиццу, она в белоснежной картонной коробке и белоснежном целофановом конверте. Я звоню президенту: у нас что, совсем так хреново, что у «Вилла Ченто» не должен быть логотип на аксессуарах. Это — аксиома. Он: ну, конечно, должен. Я до этого уже ему все матерные и нематерные слова говорил, поэтому просто положил трубку. Завтра я вернусь к этому вопросу. Вот что значат эти дьявольские детали, нюансы, которые каждый день на тебя наваливаются».

Иллюстрируя разницу в ресторанном бизнесе в Калининградской области и за рубежом, Владимир Кацман привёл пример официантов в ресторане в Милане. Там ему встретились два официанта: 36 и 55 лет. Отец и сын. Сын будет всю жизнь работать официантом. «Их там очень трудно уволить. На претензию они приходят с адвокатом».

Ситуацию у себя Владимир Леонидович описал примером официантки, о которой он хотел узнать побольше: «Говорю: ты откуда. «А я студентка зубоврачебного техникума». И что ты вот здесь сделаешь? «А мне лето тут перекантоваться». Так и чего мне в неё вкладываться?»

Совет молодым предпринимателям

«Сядьте, посидите и подумайте: а нужно ли вам вообще вот это — в нашей стране заниматься предпринимательством?! Потом решили — всё-таки нужно. Подумайте ещё раз: может быть, в силовые структуры податься или в институт какой-нибудь пограничный, или ещё куда-то. Вот ещё раз подумайте — если ничего не вякнет, потом встаньте и ещё раз подумайте, чего вам предстоит в этом всём, все фискальные проверки, вот эти все. Вот на поверхности — по поводу Роспотребнадзора».

И тут Владимир Леонидович вспомнил свежую историю обмена медиа-ударами с ведомством. Недавно предприниматель ответил на обвинения Роспотребнадзора в недостаточных санитарно-гигиенических условиях в своей сети. Ответ был вкратце прост: большинство обвинений ложны.

«Нас закрыли потому что кто-то траванулся из полицейских в конкурентной сети, вроде как обнаружили сальмонеллёз. Они, понятно, что чемпионат мира, на таком уровне — сверху увидят, что они там не отреагировали. Они закрывают все точки, которые находятся на протокольных маршрутах. Когда я говорю про это на радио «Комсомолки», следом идёт ответ этого великого ведомства, что у нас везде нашли сальмонеллу, всё, что только можно у нас найти, у нас нашли. При этом мои (сотрудники) приносят мне документы. Они все точки проверяли в мае, перед чемпионатом. У нас такая пачка — 180 страниц: в норме, в норме, в норме… Как можно? Они понимают, что жалкий предприниматель Кацман не пойдёт в суд, с ними судиться, на… они нужны, у меня и так по жизни всё хорошо. Но как можно такое утверждать в прессе? У нас нет сальмонеллёза и прочего».

Завершив тираду, Владимир Кацман вновь вернулся к посланию молодому поколению потенциальных предпринимателей:

«Когда вы в третий раз подумаете и согласитесь, что всё это вы готовы терпеть, не спать ночами, снижение потенции и прочее-прочее, тогда добро пожаловать в ад, как говорится».

Что для Владимира Кацмана «Калининград Сити Джаз»?

«Почему получился этот проект? Люди говорят: это — благотворительность. Какая? Когда ты что-то делаешь, ты должен понимать, где ты заработаешь. Другое дело, что этот заработок не обязательно в деньгах выражается.

То, что у нас получилось, это серьёзный бизнес-проект. Но не с точки зрения денег заработать, не хочется пафоса о социальной ориентированности.

Мы делали этот проект и всегда говорили: хватит уже вякать, сидеть и ныть, допустим, я был в Италии, там был офигенный фестиваль, а я вот был в Польше еду на выступления великой звезды… Давайте что-нибудь сделаем для нашего города! Потому что, действительно, настоящих буйных мало. Всё больше вот этих вот…

Ещё есть категория вот этих уродов блогеров, которые ничего в жизни не делают, кроме как, хаять. Есть антисемиты, есть лысые фашисты вообще. Которые свою жизнь тратят на то, чтобы сидеть в Интернете и хаять. А ты, урод, выйди и сделай что-нибудь для этого города, покажи себя, чем ты вообще против меня можешь выстоять. Да, назвать меня каким-нибудь жидом, да, ты можешь. Но и то: выйди и скажи мне это в глаза. Я хотел бы посмотреть на этого человека!»

После этого эмоционального отступления Владимир Кацман вернулся к фестивалю: «Надо же людям давать духовную пищу!»

Отношение к криптовалюте

Сначала Владимир Кацман отшутился: «А что это такое?» Но потом признался, что интересовался: «Очень круто майнить, на ферме. Но у нас электроэнергии мало, на курятнике. У Влаховича мало электроэнергии, чтобы майнить криптовалюту. Я же из старой формации. Я кайфую от молодых айтишников, которые на завязаны — да пошёл ты на… руководитель, я вот возьму компьютер и уеду в Силиконовую долину (…) Какая криптовалюта, вы о чём? Есть у нас ребята, которые там собираются в клубе. Есть один человек. Он раньше в компетентных органах служил, потом организовал бизнес очень хороший, продал его, потом ещё раз его же продал, как-то так у него получилось. А сейчас он сидит там всё равно с ними, что-то записывает лихорадочно. Я его спрашиваю: Серёг, чего ты тут делаешь? А он: тс-с-с».

Пожелание

«От начала до конца пройти свой путь. Абсолютно вредная поговорка — умные учатся на чужих ошибках… У каждого свои ошибки будут по жизни. Если суждено, то эти ошибки случатся во всех наших жизнях. И никакой опыт не поможет».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *