Очерки Юрия Лебедева: Пальмникенский Холокост.

Пальмникен

О поселке Янтарный, наверное, многие слышали. Название говорит само за себя. В пятидесяти километрах от Калининграда, на побережье Балтийского моря, находится самое крупное в мире месторождение янтаря. Отдыхающие собирают его под шум прибоя на береговой полосе. Местные жители охотятся за более крупными экземплярами у очистных сооружений производственного комбината.

Для меня Янтарный, кроме всего прочего, является местом моего рождения. Прожил я там всего два года, потом в 18-летнем возрасте еще раз на день приехал и все. Думал, что никогда уже там не побываю.

Но история, о которой довелось узнать сравнительно недавно, как магнитом стала притягивать меня к Янтарному. Поведал ее мой хороший знакомый, писатель Арно Зурмински  из Гамбурга. По его словам, Пальмникен (так в войну назывался этот уголок Восточной Пруссии) стал еще одним Холокостом Второй мировой войны. Поздним вечером 31 января 1945 года эсэсовцы уничтожили здесь свыше 2000 еврейских женщин – узниц гетто.

С приближением Красной Армии к границам рейха нацисты стали заметать следы преступлений. Из концлагеря Освенцим около 6000 узниц польского и венгерского происхождения вначале переправили в Кёнигсберг, а затем пешком 50 километров полураздетыми по снегу погнали в Пальмникен. Ослабевших и больных охранники добивали выстрелами.

Меньше половины выдержали «марш смерти». Но и этих узниц ждал трагический конец. Их решено было умертвить в заброшенной штольне, где раньше добывался янтарь. По ряду причин осуществить это не удалось. И тогда колонну погнали дальше, вдоль побережья Балтийского моря на юг. Отойдя несколько километров от Пальмникена, эсэсовцы стали загонять узниц группами по 50 человек в ледяную морскую воду, а затем добивали их выстрелами из автоматов. Выжили лишь тринадцать человек.

Именно они рассказали об этом преступлении, когда 15 апреля 32-я дивизия Красной армии заняла Пальмникен. Свидетельства очевидцев были запротоколированы. Найденные тела узниц были перезахоронены, а затем на долгие годы все забылось.

Но в начале 60-х годов местные комсомольцы наткнулись при раскопках на останки людей вблизи побережья. Они решили, что это солдаты Красной Армии, погибшие в боях за Пальмникен. На памятнике, который вскоре был воздвигнут, так и написали: «Вечная слава героям».

А еще через 30 лет объявился самый главный свидетель, Мартин Бергау. В составе отряда немецких юнцов из «гитлерюгенда» в январскую ночь 1945 года ему приказали искать недобитых выстрелами узниц. Все это он отразил в своей книге-покаянии «Парень с Янтарного берега», вышедшей в Германии в 1994 году.

Приведенные в ней факты, подтверждавшие, что собранные останки принадлежали узницам концлагерей, были доведены до администрации Янтарного. Они были настолько убедительными, что при всем желании им трудно было противопоставить что-то другое. В администрации Янтарного возникла неловкая ситуация. Непонятно стало, кому теперь полагалось возлагать цветы: родным советским солдатам, как героям, или иностранным еврейским женщинам, как жертвам Холокоста. Видимо, этот памятник, созданный  во славу героев, будет надолго овеян легендами.

Арно Зурмински рассказал мне про Пальмникинский холокост в надежде, что я, как уроженец Янтарного, могу еще что-нибудь добавить. Но об этой трагедии мне ничего не было известно. Честно говоря, в тот момент особо ею не проникся. Подобно многим моим соотечественникам, рассуждал так: «Какое мне, собственно говоря, дело до этих иностранок? Вот если бы это были русские люди, то меня охватил бы праведный гнев». Позднее, ознакомившись с историей тех событий, я понял, как постыдно делить участников любой трагедии на своих и чужих.

А немецкий писатель Зурмински продолжал работать над этой темой. Информацию собирал буквально по крупицам и в 2010 году представил новый роман, назвав его «Зима сорок пятого или женщины Пальмникена».
Книгу я прочел на одном дыхании. Как и в других своих произведениях, Зурмински сразу же был узнаваем, как мастер закрученного сюжета, создания пронзительных образов, достоверного изображения исторических событий. Он остался и здесь верным своему излюбленному литературному приему: чередовать показ современного мира с событиями Второй мировой войны.

Главным персонажем своего романа Зурмински делает сына одного из эсэсовцев, гнавших еврейских узниц к месту их ада. Случайно узнав об этом, сын решает прояснить для себя степень вины отца в пальмникенской трагедии и через полвека после войны отправляется в Янтарный. Через весь роман проходит идея покаяния современного немца за преступления военного поколения.

Описывая Восточную Пруссию конца Второй мировой войны, Зурмински прослеживает судьбу шести женщин, которые мечтают лишь об одном: выжить в страшное военное время. Четверо из них становятся узницами еврейского гетто в польском городе Лодзь. Их путь страданий, завершившийся трагически в Пальмникене, проходит центральной темой по всему роману.

Две другие женщины – немки, лишившиеся своих мужей из-за войны. Они вынуждены покинуть родные места, и бегут на запад в надежде оказаться там в безопасности. Писатель убедительно показывает, что война несет горе всем этим женщинам, они становятся ее жертвами.

После прочтения новой книги Арно Зурмински у меня возникла сделать ее доступной российскому читателю. Ранее так случилось с другим романом Зурмински «Отечество без отцов», который я перевел. Сегодня его читают не только в России, но и в странах бывшего Советского Союза, а также среди русской диаспоры в дальнем зарубежье.

К мысли о переводе романа «Зима сорок пятого или женщины Пальмникена» подтолкнуло еще одно обстоятельство. В конце января 2011 года в поселке Янтарный в камне был увековечен этот Холокост Второй мировой войны.

Памятник в Пальмникене
Памятник создал известный скульптор Франк Майслер. Он представляет собою сплетенные руки, тянущиеся в мольбе ввысь и взывающие о помощи.

Информация взята с сайта: http://pavlovsk-spb.ru/primirenie-nad-voynoi/palmnikenskiy-holokost.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *